Ты - моя, куколка

115.0K · Завершенный
Катарина ЛеФлер
81
Главы
61.0K
Объём читаемого
9.0
Рейтинги

Краткое содержание

ОСТОРОЖНО Мат, откровенные сексуальные сцены. ------------- Спиной ощущаю, что в комнате не одна, медленно поворачиваюсь. - Ложись, - киваю на диван. Он усмехается, окидывает меня сальным, но на удивление не противным взглядом, явно разглядывал мой филей. - А ты еще и дерзкая, - он ложится, диван под ним громко скрипит, надеюсь он не доломает его окончательно. – Не припомню, чтобы баба меня к себе в койку таким тоном укладывала. - Все бывает в первый раз, - мне плевать на его грубость. Сейчас во мне одна цель, чтобы он не сдох у меня в квартире. Все-таки я когда-то собиралась стать врачом. – Лежи, не дергайся, - говорю холодно. - Иначе отшлепаешь? ------------- У него проблемы, которые требуют радикальных мер. У нее нет желания жить. Она помогает ему, зная, что ничем хорошим их знакомство не закончится. Но девушка цепляет его и он понимает, что хочет быть с ней рядом. Захочет ли она этой помощи? Ведь она уже давно все для себя решила. ------------- Цикл: Мир тесен История Яра и Маши

ЛюбовьГородскойДерзкая девушкаЛюбовник/любовницаИнтересныйСтрастьКрутой пареньМафия

Пролог. Маша

Хреновая примета, ехать в багажнике автомобиля, в черном пакете, по частям.

Слава богу, пока я ехала не в пакете и все мои конечности были на месте. Но было у меня такое подозрение, что это ненадолго.

Я Мария Игнатова, мне тридцать и я только что пришла в себя после удара по голове. Понимаю, что меня связали по рукам и ногам, и скорее всего кинули в багажник какой-то машины. Тут характерно пахнет бензином.

На голове у меня пыльный мешок, который не дает ничего увидеть, а рот заклеен скотчем. Стоило открыть глаза, как они нещадно заслезились. Ладно, все равно ничего не видно, можно и с закрытыми полежать.

Под боком лежит какая-то железка, я попыталась откатиться, но сделать это было крайне проблематично. Удалось чуть-чуть сместить тело, чтобы хотя бы было не так больно.

Ребра итак побаливают, потому что из-за первой попытки сопротивления, мне хорошенько по ним съездили. А я всего-то вышла в магазин.

Я уже поняла, что меня похитили, но вот догадаться о том, кто это сделал было проблематично. Полагаю, желающих было огромное количество. И это явно стало результатом того, что произошло в последние пару месяцев. Так что в какой-то степени я сама была во всем виновата.

Конечно, можно было бы начать обвинять чертова брюнета, так некстати севшего в мою машину. Но сейчас это казалось глупым. Нужно разбираться с тем, что имею, а не перекладывать вину на того, кого даже рядом то нет.

Да, будь у меня мозги, я бы не попала в эту ситуацию. Хорошо хоть успела закончить все дела. Остальное было несущественно.

То, что живой меня не отпустят было ясно как божий день. Я видела лица тех, кто на меня напал и могла бы описать. Надеяться на то, что они поверят, если буду убеждать, что никому не расскажу – просто идиотизм. Я не наивная девочка. Хотя, похоже, все равно очень глупая.

Как же пить хочется, еще и голова кружится от паров бензина и последствий удара. Хоть бы тошнить не начало, а то еще умру захлебнувшись в собственных рвотных массах. Откровенно дерьмовая смерть. Стараюсь медленно дышать через нос, хотя бы он не сломан.

Приходит идиотская мысль, что владельцам этого драндулета нужно бензонасос починить, а то небось жрет эта ведро с гайками как не в себя. Так и разориться не долго.

Машина наконец останавливается, багажник открывают и меня тащат куда-то. Хотя бы немного подышу чистым воздухом перед смертью. Тоже не плохо.

Меня усаживают на какой-то стул и наконец снимают долбанный мешок. Ну, теперь мне точно конец. Несколько раз моргаю, пытаясь смахнуть слезы вызванные пылью.

- Ну, что сука, поговорим? – на меня смотрит мужик восточной внешности с очень злыми черными глазами, его правую щеку и бровь пересекает уродливый светлый шрам. Такого один раз увидишь – никогда не забудешь. И я совсем не горела желанием с ним познакомиться. Но кто меня спрашивал?

Смысла сопротивляться нет, поэтому я киваю. Он срывает скотч, которым был заклеен мой рот, я делаю глубокий глоток воздуха и тут меня неожиданно тошнит прямо ему под ноги. Он едва успевает отскочить, но часть попадает на его черные лакированные туфли. «Конец туфлям», - мысленно улыбаюсь.

- Сука! – мне прилетает пощечина, от которой в голове раздается звон, я падаю со стула, больно ударяясь плечом, но сдерживаю стон. Безуспешно пытаюсь подняться. Мудак. Жалко у меня никогда не получится лично вонзить скальпель ему в глаз.

Спустя минуту меня вновь усаживают на стул.

- Самка собаки, - поправляю, сплевываю кровь, тяжело дышу. – Вы бы бензонасос починили, а то еще сами надышитесь, а пары бензина крайне негативно влияют на нервную систему и головной мозг, - зло смотрю на меченого. – И развал-схождение, - не свожу с него глаз, потому что уверена, он тут самый главный, – а то трясет, как в сраной копейке.

Мужик удивленно поднимает бровь, отчего шрам становится еще страшнее, но хер ты меня испугаешь. Я смертница.

- Если нужна была консультация по починке машины – так бы и спросили, херли тащить куда-то было, - меня несет, но и терять мне нечего.

Меченый охеревает еще сильнее.

- Ты обдолбанная? – он вглядывается в мои зрачки.

- Обдолбаешься тут, - слова просто выплевываю, вдруг выбешу и меня быстро зарежут? – Попробуй подышать бензином полчаса, я на тебя посмотрю, мудило.

Снова сплевываю кровь, проверяю языком зубы. Хотя, на кой они мне?

- А ты забавная, - мужик берет второй стул, садится на него верхом, опираясь руками на спинку и с интересом рассматривает меня.

- К вашим услугам, - кланяюсь. – Извиняйте, сегодня книксена* не будет.

- Чего? – он явно тупит. Ну, чего еще я могла бы ожидать?

- Не бери в голову, - откидываюсь на спинку стула. На мгновение прикрываю глаза, потому что снова кружится голова и сильнее подташнивает.

Интересно, сколько мне осталось жить?

--------------

* Книксен - в дворянском быту: поклон девушки с приседанием.