Спорим (не) влюблюсь

51.0K · Завершенный
Кайя Сэнд
41
Главы
16.0K
Объём читаемого
9.0
Рейтинги

Краткое содержание

– Спорим, что ты влюбишься в меня, морковка? Именно с этих слов вместо поездки в Париж меня ожидал Ад. Парень решил доказать, что от его внимания любая девушка потеряет голову. А мне нужно выдержать неделю его приставаний, если я не хочу опозориться перед всем университетом. Кажется, всё просто, ведь я влюблена в его брата.

ЛюбовьРомантикаКрутой пареньПервая любовьСчастливый конец

Глава 1. Во всём виноват Исаев

«Марго»

– Спорим, что ты влюбишься в меня, морковка?

Есть три неопровержимых факта обо мне.

Первый – я люблю спорить. Очень сильно, очень часто. Папа постоянно качал головой, говоря, что я когда-то проспорю саму себя. А мама только улыбалась и подсказывала, как вылезти из очередной ж… жаркой истории, в которую я попадала.

Второй – я до безобразия наивная и влюблённая второкурсница. И нет бы выбрать себе в избранники мальчика с группы или симпатичного аспиранта с кафедры психологии. Я решила шагнуть на мину и подарить сердце Никите Исаеву. Популярному мальчику с первого курса магистратуры, в которого была влюблена половина потока. Вторая половина пыталась скрывать свою любовь, но получалось плохо. Потому что он красивый и забавный, с очаровательными ямочками и милой улыбкой.

Третий – каждой клеточкой тела я ненавижу Романа Исаева, брата Ника. Он наглый, беспринципный чудак, у которого одна цель в жизни – сделать меня седой в двадцать лет.

– Спорим, что не влюблюсь?

Но мой спуск в Ад начинается не с этой фразы. И даже не в тот момент, когда парни начинают нахваливать свои любовные похождение. Всё происходит, когда автобус ломается. Посреди трассы, когда у меня совсем немного времени до вылета. Водитель разводит руками, выгоняя всех к ближайшей заправке.

И такси вызвать не получается, потому что таких как я – сорок пассажиров. Опаздывающих на свои рейсы и готовых заплатить намного больше, чем позволяет мой бюджет. И всё, что мне остаётся – обновлять приложение и ловить попутку.

Я отписалась куратору об опоздании и знакомым, чтобы наверняка всех предупредили. Наша группа журналистов должна была встречаться возле входа и вместе проходить паспортный контроль. Но я ужасно опаздываю, а ждать меня никто не будет. Поэтому прошу оставить билеты где-то на стойке и надеюсь, что успею.

От ветра рыжие волосы всё лезут в глаза, закрывая обзор. Кое-как приглаживаю их, стянув в высокий хвост.

– Потерялась, морковка?

Знакомый голос заставляет вздрогнуть и обернуться на его владельца. Исаев передо мной во всей красе. С взлохмаченными тёмными волосами, дьявольской улыбкой. На нём одна футболка, хотя раннее утро и мне приходится кутаться в тёплую кофту, чтобы не замерзнуть. А ему хоть бы хны, зато красуется накачанными руками и татуировкой молота на бицепсе.

У него в руках стаканчик с горячим кофе, который так соблазнительно пахнет. Лучше, чем пыль после дождя и свежеиспеченные круассаны. И в сто раз лучше, чем этот обволакивающий парфюм парня.

Даже не удивлена, что Рома так спокоен, хотя осталось двадцать минут до прохождения паспортного контроля. Этот всегда действовал вальяжно и медленно. Не спешил, уверенный, что его подождут. Вот и сейчас облокотился на капот своей ярко-лимонной машины и медленно пьёт напиток. Не спеша скользит по мне взглядом, а мне кажется, что юбка до колена вдруг стала слишком короткой.

– Попросишь подбросить или гордо пропустишь каникулы в Париже?

Вот ещё одно доказательство того, что Рома гад. Другой бы уже предложил и не улыбался так широко. Все в группе знали, насколько важна была для меня эта поездка. И пока большинство получали донаты от родителей, я свою поездку оплачивала сама.

– Подвезёшь меня? – выдаю тихо. Просить о чём-то Исаева себе дороже.

– Не расслышал, морковка. Добавь просьбы в свой тон.

– О, великий Роман, не соблаговолите ли вы подвезти меня до аэропорта. Чтобы я, обычная смертная, не пропустила свой великий шанс.

– Простого «пожалуйста» было бы достаточно, - парень насмехается надо мной, но открывает пассажирскую дверь. – Залезай. Сейчас Ник скупится и поедем.

– Ник?

Я буквально падаю на заднее сиденье, ошарашенная этим фактом. Конечно, многие из группы ехали с друзьями или братьями-сестрами. Но у меня мысли не возникало, что Никита тоже поедет. Он старше на три года, студент магистратуры и вечно занятой идол моей подростковой влюблённости. Только подростковый возраст закончился год назад, а любовь – нет.

Рядом с ним я теряла возможность говорить и мыслить. Просто смотрела, как и… индивидуум без мозгов и думала, как привлечь его внимание. Я даже на бег записалась, чтобы заниматься с ним в одной секции. Надеялась, что разговоримся и найдём общие темы.

Садись, Власова, неуд.

– Ага. Решил перед выпуском развеяться. Летом вообще в Ниццу рванёт. Во все тяжкие перед тем, как отец втянет его в семейный бизнес.

А я уже думаю, каков шанс, что я тоже смогу слетать на юг Франции. Там жила моя лучшая подруга и вполне логично будет, что я побуду у неё. Найду подработку в кафе или баре. И совершенно случайно столкнусь с Ником пару раз.

Господи, я сталкер и даже не стыжусь этого.

– Привет, Гош.

Ник улыбается и улыбка у него совсем другая, светлая и яркая. Такая ослепить может, а я совсем не против. И радость от того, что он знает моё имя перекрывает осадок, что все в университете сокращают моё имя именно так. Была красавица Маргарита, стала невидимка Гоша.

– Привет, Ник, - мой голос не дрожит, и я мысленно ставлю себя пятерку за это. Расправляю край юбки и усаживаюсь посредине, чтобы попадать в область обзора парня. – Как дела?

– Не выспался. Лучше расскажи, как ты застряла на трассе?

– Ну…

– Ник, Гоша же у нас приличная, - Рома вытягивает последнее слово, посматривая на меня через зеркало заднего вида. – Приличные девочки по трассе не гуляют. Они влюбляются в плохих мальчиков и вздыхают украдкой.

Кровь приливает к щекам от мысли, что Рома знает о моей влюблённости в его брата. Это никогда не было секретом, я не играла равнодушную. Но и не кричала о своих чувствах. Они просто у меня были и согревали по вечерам. А сейчас Исаев озвучивает их, ни капли не стесняясь.

– Не переживай, Ром. В таких плохих мальчиков, как ты, я точно не влюблюсь. Ты же сплошные клише.

– Чего? – парень даже оборачивается, не смотря на дорогу. Меня взглядом прожигает, пока Ник его пихает в бок. – Ты со злости так говоришь, морковка. А на деле легко бы в мою кроватку прыгнула.

– Я в кобелей не влюбляюсь, Исаев. Тем более таких банальных. Что у тебя там? Сделать комплимент, ужин и «поехали ко мне, детка»?

– Ещё могу цветы подарить. Но даже от таких банальных вещей ты бы поплыла.

Фыркаю, закатывая глаза. Рома часто на университетские вечеринки заявлялся с разными девушками. Не было секрета в том, что он жуткий бабник и ловелас. Матушка наградила меня умом не влюбляться в подобных. Так что ни цветы, ни глупое обращение «детка» не заставят меня повестись на Исаева-младшего. Тем более, что моё сердце уже занято.

И когда я облокачиваюсь на кожаное сидение, желая поспать хотя бы десять минут после ночной смены в ресторане, Рома решает испортить наши каникулы в Париже:

– Спорим, что ты влюбишься в меня, морковка?