Мне изменил Босс или Развод и тапочки по почте России

42.0K · Завершенный
Каролина Дэй
47
Главы
9.0K
Объём читаемого
9.0
Рейтинги

Краткое содержание

— Паша, что это значит? — прошептала я, застав своего мужа и по совместительству босса между ног молодой секретарши. — Это значит, что мы разводимся. Я устал, мне нужен отдых от тебя. Мне было так больно, что я едва могла дышать, но Паше было наплевать. Он не додумался отойти подальше от своей «помощницы» и объясниться. Десять лет отношений. Кому нужна женщина с прицепом за тридцать? — И что ты предлагаешь делать? Куда мне идти? — Найди новую работу, скинь десять кило. Любовника заведи, в конце концов. А дочку Полиночка воспитает, у нее лучше выйдет. Слезы капали с глаз при одной мысли об этой кукле и моей Ритуле. *** Муж изменил мне с новой секретаршей, уволил с работы и оставил без алиментов с маленьким ребенком на руках. Я собрала себя по кусочкам, нашла работу и начала новую жизнь. Без него. Но под мою опеку попал стажер, которого я ненавидела всей душой, а бывший муж пытался отнять у меня единственную дочь.

МиллиардерЛюбовник/любовницабывшиеДерзкая девушкаРомантикаЛюбовьСтрастьРазница в возрастеРазводЛюбовный треугольник

Глава 1

— Да, еще! Еще! — услышала я недалеко от кабинета мужа, удерживая папки с маркетинговой стратегией на ближайшие полгода.

Какие странные звуки. Мне показалось? Анечка, наш бухгалтер, тоже недвусмысленно окинула взглядом три двери, одна из которых кабинет моего мужа. Значит, я не сошла с ума после вчерашнего корпоратива, как наш стажер Петя, который пришел на работу весь зеленый и порадовал уборщицу своим состоянием.

— Да, вот так!

— Интересно, кому сегодня приспичило? — усмехнулась Жанна — моя подчиненная в отделе маркетинга.

— Что приспичило?

— А ты не слышишь, Оль?

Я остановилась, крепче сжимая пальцами папки с документами. Нет, не показалось.

— Да! Да! Глубже!

И что это такое? На рабочем месте, прямо посреди дня! Я обязательно расскажу Паше, он примет меры.

Интересно, где мой муж? Кому мне отчитываться по месячной стратегии? Опять его секретарше оставлять документы? Эта Полина все равно ничего не умеет, кроме как губы накачанные дуть и смотреть турецкие сериалы на дешевом смартфоне, пока ее босса нет на месте.

Ах да, Паша должен был поехать на деловую встречу, а потом забрать меня на парковке соседнего корпуса. Идти минут семь, но сюда муж заезжать отказался, далеко от дороги и выезжать из комплекса долго. Крутиться, вертеться с другими работниками, спешащими домой. Кому это надо? А мне не сложно быстро дойти до машины мужа, раз он не собирался ругать своих подчиненных после корпората.

Но ему придется подняться после этих звуков.

— Оль, может, разберешься? Минут десять их слышу, достали, — жалобно проскулила Аня.

— Я?

— А кто еще? Ты жена босса, а не я.

Я стушевалась, представив ситуацию в голове. Я такая залетаю в кабинет с ноги, как грозная фурия, и кричу на весь офис: “Перестаньте трахаться!”. Эта наглая парочка стыдливо тушуются, пока мужчина все еще находится в ней, а девушка в этот момент кричит:

— Паша, ты бог!

Стоп! Это уже не в моей фантазии.

Я швырнула надоедливую папку в сторону, резко распахнула дверь и застала на огромном стеклянном столе мужчину всей своей жизни. Между ног своей секретарши Полины. Со спущенными штанами. А ее рубашка была расстегнута, мой взгляд зацепился за ее круглые дыньки, которые вывалились из лифчика.

Моя уверенность вышла из чата, не попрощавшись.

Лучше бы эта девчонка смотрела турецкие сериалы.

Хюррем на тебя нет, Полина.

— Оля, выйди! Мы работаем.

Работаем?

Девчонка неловко поддакивала головой, но даже эта тупая курица понимала, что я не выйду, и нахождение моего мужа между ног секретарши не является рабочим процессом. Это постельный процесс, которого я была лишена последний месяц.

Однако я была настолько сильно повержена в шок от увиденной картины, что не могла вставить и слова. Даже не шевельнулась под строгим серым взглядом мужа, которым он окидывал меня очень редко. Только когда я косякнула. Но сейчас я ничего не сделала, просто молча стояла и наблюдала, как мой муж трахает секретаршу и ждет, когда я уйду и не буду мешать.

Черт, вот это я влипла…

— Паша, это… это что?

Боже, Оля, ты не могла сказать ничего более предосудительного? До этого ты готова была вломиться и наказать виновников нарушения субординации и рабочего процесса, а теперь два слова связать не можешь? Конечно, не могу, я не думала, что за стенкой баловался мой Паша! Мой!

Картина как из какого-то дешевого сериала по федеральному каналу. Вы еще позовите сюда охрану, которая вышвырнет меня из офиса. Из офиса, который я помогала декорировать и отстраивать, черт возьми!

— Оль… Оль, ты не так поняла…

— Я не так поняла?

— Ты находишься без штанов между ног своей секретутки!

— Эй, ты че! Я не секретутка!

— Оль, не устраивай сцен.

Не устраивать сцен? Он даже не вышел из нее и говорил со мной стоя полубоком! И я не должна устраивать сцен?

— Спасибо, что подвез до дома.

Я хлопнула дверью и побежала к выходу. Паша не выбежал за мной! Наверняка до сих пор находился в ней, засранец!

Десять лет… целых десять лет счастливого брака. От одного осознания о предательстве, мои слезы отчаянно катились по щекам, пока я шла до ближайшей автобусной остановки, а оттуда на метро. Никто из прохожих не спрашивал, что со мной случилось, никто не остановил. И Паша тоже не догнал, как в типичных сериалах, чтобы объясниться и удержать жалкие остатки нашего брака.

Остатки, которые развеялись попутным ветром по имени Полина.

Эта секретутка появилась у него три месяца назад, когда Марина Степановна — женщина пятидесяти шести лет ушла на пенсию. Хотя у меня создавалось ощущение, что Паша ее насильно выпроводил. Потому что на следующий день секретутка появилась в его офисе в качестве полноценного работника. Я еще удивлялась, когда он успел так быстро провести собеседование и даже не доверил найм отделу кадров.

Подонок! Гад!

Я была с ним с самого начала, помогала строить карьеру, выстраивать компанию, маркетинг! Если бы не я и мои идеи по пиару фирмы, он бы вообще ничего не добился! Грамотный маркетинг сыграл на руку.

Где же этот чертов автобус? Почему он так долго не шел? Да еще и дождь начался. Дождь в тридцатиградусную жару. Мои любимые белые брючки заляпаны, а капли дождя проникли прямо в босоножки, и мои ноги скользили в обуви.

Такси спасло ситуацию, однако не спасло мое отчаяние и изменившаяся внезапно реальность. Я заплакала. Горько заплакала. Даже не сдерживалась при таксисте, который часто нажимал на клаксон и кричал что-то водителям на незнакомом мне языке.

— Не переживай, джана, все будет чики-пуки! Это же дождь.

Это не дождь, а плач природы по моей разрушенной жизни. На чики-пуки я даже не рассчитывала.

Родной дом, который перестанет быть родным, знакомые улицы, где я прожила десять лет. И главная радость в этой жизни, которая ждала меня среди наших с Пашей хором.

— Мамочка, это ты?