Малышка главаря

57.0K · Завершенный
Эмилия Марр
66
Главы
47.0K
Объём читаемого
9.0
Рейтинги

Краткое содержание

— А во вторых, — подхватывает за талию и резким движением перекидывает через плечо, — Пацаны, я поехал, с ней разберусь сам. Меня захлестывает волна дикой ярости. —Отпусти! Когда мы доходим до машины, он грубо усаживает меня на переднее сидение и, сильно прижав к креслу, пристегивает ремнем безопасности. — И что теперь? Как дикарь притащил меня в машину, запер тут, и? — А дальше ты закроешь рот и подумаешь о своих действиях и словах. Иначе пожалеешь, я тебе обещаю. Страх пробирает меня до кончиков ногтей, моя жизнь сейчас в его руках. — Ты реально больной. В твоем случае даже психиатр бессилен, — говорю себе под нос, но так, чтобы он тоже слышал. Роман никак не реагирует на мои слова. — Твой интеллект не улавливает смысл моих слов? Сочувствую! — иронично заявляю ему, из последних сил стараясь не показать, как напугана на самом деле. — Куда ты меня везешь? — Как я и сказал, пока везу, ты можешь подумать, а после уже выбора тебе не оставлю и сам решу, что с тобой делать.

МиллиардерПай-девочкаРомантикаСобственничествоОт ненависти до любви

Глава 1

В очередной раз закрываю уши, не в силах слышать то, что происходит в доме. Выбегаю во двор, не зная, куда убраться отсюда подальше. Как же мне все это надоело! Бесконечные запои отца разрушили нашу семью. А когда к нему от горя присоединяется и мать, то дома просто невозможно находиться. Брат смог сбежать из этого ада, у меня же пока не получается. Единственное мое убежище в такие дни — лучшая подруга Алина, но сейчас и ее нет: она поступила в столичный вуз и уехала из нашего городка.

Заметив стоящую у калитки нашего дома Галю, удивилась.

— Привет, Люб! Составишь компанию? Хочу прогуляться. В центре пройтись, — ненавязчиво произносит она, и я хватаюсь за ее предложение как за соломинку, способную вытащить меня из спиртного болота. Оглядываюсь на дом, в котором уже разгорается очередная ссора между родителями, и, тяжело вздохнув, направляюсь к Гале. Может, найду, где переночевать. Пьянка и разборки предков обычно продолжаются два-три дня.

— А куда пойдем? — интересуюсь у бывшей одноклассницы, с которой раньше не особо и общались, но волей судьбы вновь учимся вместе, только в местном колледже.

— Прогуляемся просто, может, на хате с друзьями потусим, — предлагает она. — Составишь компанию? А то что-то скучный вечер, не с кем пойти.

— Ну окей, — легко соглашаюсь. Лишь бы уйти из дома и не слышать очередную пьяную ругать и мордобой отца с матерью.

Галя что-то говорит по дороге, но я ее почти не слушаю, размышляю о своем будущем, пытаюсь придумать, как его спасти и не повторить судьбу своих близких, а ее беззаботный монолог служит фоном моим нерадостным мыслям.

Я смотрю на все трезво, без розовых соплей. С достатком моей семьи, образом жизни мамули и папули и местом, куда я поступила, лучшее, что меня ожидает, — устроиться на работу в какую-нибудь маленькую конторку кассиром или стать продавцом на рынке.

Можно было бы поразмышлять о творческой профессии, что нынче в моде, но руки растут у меня не с того места, поэтому и мечтать не стоит.

Рассматриваю вариант стать мастером маникюра или парикмахером, но на небесах меня проигнорировали и никаких талантов не дали, а только вознаградили более или менее симпатичной внешностью, да острым языком, за что мне часто прилетает!

А, и еще небольшим умом, который позволяет, однако же, трезво оценивать свои данные.

Из-за своего саркастического характера и ядовитой манеры общения у меня очень мало друзей, а вернее, всего одна настоящая подруга.

А из-за лени и неумения хорошо учиться я не могу выбраться из того болота, в которое меня посадила жизнь. Уж слишком я среднестатистическая, обычная, то есть — никакая.

Ну а в личной жизни... Смотря на то, какие парни меня окружают, понимаю, что выйду замуж за потенциального алкаша, или, как вариант, раздумываю остаться одинокой навсегда.

Незаметно проходит время прогулки, и мы с Галей уже стоим у небольшого дома.

— Потусим с пацанами, развеемся. Что-то ты загруженная последнее время. И на учебе не слишком разговорчивая.

С наигранной легкостью отмахиваюсь от ее замечания:

— Забей, все норм. Пошли.

Галя лишь улыбнулась, открыла калитку и вошла во двор.

Делиться с ней своими проблемами не хочу, все же мы не подруги. Да и в шоке я была, когда в сентябре, придя в наш местный колледж, увидела ее, сидящей за партой в группе. Галя всегда одевалась неплохо, из чего я делала вывод, что семья у нее нормальная, хоть с каким-то достатком. Так почему она не поступила в другое место?! Но так как мы не настолько близки, я не интересовалась этим вопросом вслух.

Услышав басистый мужской смех из дома, я резко остановилась. Гнетущее чувство тревоги охватило меня и прошлось неприятной волной по всему телу. Внутри зашевелился червячок сомнения: правильно ли я поступила, что пришла сюда с ней?

В доме явно много парней, если судить по гулу их голосов. И не думаю, что они мои ровесники, скорее, намного старше.

— Что ты встала? — отрывает от неприятных и предосудительных подозрений Галя. Смотрю на нее, силясь понять, что происходит.

— А сколько там пацанов? Вроде много, — неуверенно выдаю свои мысли. — Девчонки кроме нас будут? — пытаюсь прощупать почву, наконец вернувшись в реальность от своих личных проблем и мыслей.

— Конечно. Ну ты даешь, — в этот раз отмахивается от меня Галя, усмехаясь в ответ. — Пацаны пиццу, роллы купили, позвали весело посидеть, провести вечерок. Не тормози, Люба. Все нормально.

Оглядываю Галю, стараясь скрыть свое явное недоверие. Стала бы она мне врать? Какой в этом смысл? Мы ведь бывшие одноклассницы, а сейчас в одной группе учимся, то есть в будущем будем пересекаться постоянно. Да нет, бред, я сама себя накручиваю. Да и что может произойти? Уйду в крайнем случае, не будут же меня удерживать против моей воли? В конце концов, в двадцать первом веке живем, существуют законы. Да и кто будет применять силу в наше время?

Успокоив таким образом саму себя, смело прохожу во двор.

На пороге дома застываю в проеме дверей.

Пять парней! Пять! И, заочно, я их знаю. Они молодые и сильные, их кровь кипит от адреналина, и всем примерно по лет двадцать-двадцать пять. Я их видела изредка в нашем городе, но ни при каких обстоятельствах не думала, что попаду в эту компанию.

Страх охватывает все мое нутро. «Бежать, свалить отсюда на хрен», — только эта мысль пульсирует в висках!

Это опасные люди. Для них закон не писан, они остались жить в девяностых, понимая и принимая только физическую силу, а тех, кто не может дать отпор их натиску, продавливают и подминают под себя.

Обдирают местных предпринимателей, избивают людей, отбирают имущество. Об этой банде разговаривают тихо, тайком, на кухнях домов и квартир, понимая, что местная полиция находится в их руках и защиты от них ждать не стоит.

В моей семье их не знают, потому что с нас взять нечего, и родители с такой проблемой не сталкивались и с местной шайкой бандитов не знакомы.

Эти уроды ничем не гнушаются, запугивая бизнесменов, занимающихся торговлей. Вплоть до кражи детей тех, кто менее сговорчив, кто слабее, и удерживания их до тех пор, пока не добьются своего. У них нет нормальной работы, и живут они на эти грязные деньги.

Любой девушке, которая находится в их компании, сразу приписывают статус «шлюхи» и «подстилки мафиози». Ее перестают уважать в народе, и все стараются с ней больше не общаться. О том, чтобы впоследствии нормально выйти замуж, уже речь не идет, слухи сразу разлетаются, и репутация девушки испорчена полностью и навсегда!

Как меня угораздило сюда попасть?!

Метнув взгляд в сторону Гали, которая расположилась между двумя из них и уже приняла от одного бутылку пива, понимаю, что она меня ничем не выручит и не прикроет, чтобы я могла сбежать. Более того, она вошла в комнату и привлекла внимание всех общим приветствием, представила сразу и меня. Пять пар глаз одновременно устремились осматривать меня с ног до головы, вызывая чувство омерзения и тошноты.

«Мамочки! Какого я тут забыла! Бежать, бежать куда глаза глядят, — единственное, что сейчас крутится в мыслях.

— О, новенькая, — толкнув меня в плечо, в комнату заходит еще один парень.

Высокий, худощавый, жилистый, со скрытой силой, видно, что он занимается спортом. Я прям кожей чувствую исходящую от него опасность. Он внимательно осматривает меня своими холодными серыми глазами. Его взгляд проникает в самую суть и распознает мой страх. В горле пересохло и нещадно саднит.

И да, я вижу, что он доволен результатом своего воздействия. Ухмыляется, подходит близко и, наклонившись ко мне, выкрикивает в лицо:

— Бу!

Испугавшись, отпрянула от него, а он зло ухмыляется, наслаждаясь произведенным эффектом. И смотрит внимательно, будто насыщаясь моими эмоциями ужаса и паники. Он что, псих?

— Пугливая, это хорошо, — резюмирует в конце. — Будешь послушной, я люблю именно таких, — проводит своей «грязной» рукой по моей щеке. — Проходи! Ну что стоишь на пороге?! В ногах правды нет. — Подходит к столу и, взяв одну из кружек, протягивает мне: — Садись, угощайся.

Отказываться и злить его не хочу, поэтому осторожно принимаю «дар», все еще раздумывая, как сбежать отсюда. Валить надо с этой хаты!

Мне противен запах, что витает в этой комнате, компания, что восседает на диванах, род их деятельности. Да, лично меня с ними жизнь не сталкивала, но родителей моей единственной школьной подруги — еще как! Они оказались под прессом угроз и нападок этой компашки головорезов. И только благодаря огромным усилиям они выкарабкались из этой кабалы.

Этих бандитов я презираю, и мне вообще омерзительно сейчас находиться среди них.

Неожиданно парень, вошедший последним, резким движением привлекает меня к себе и усаживает на диван рядом. По-хамски притянув к себе за шею, говорит мне в ухо:

— Я Сергей. Ты мне понравилась, будешь моей, — от этих слов противное стадо мурашек проходится по телу и заставляет меня дрожать, кажется, что настал мой последний час.

Пытаюсь оттолкнуть его, на что этот хам ухмыляется и отпускает меня, а сам садится ровно на диване и говорит:

— Ну что, рассказывай, кто ты такая, откуда нашу Галку-давалку знаешь?!

— Эй! — возмущенно перебивает его моя одногруппница, которую я сейчас ненавижу лютой ненавистью. Как же она меня подставила, позвав в такую компанию! Коза! Разберусь с ней обязательно за это, стерва, лишь бы получилось свались отсюда невредимой, а там дальше ей мало не покажется.

— Серый, не обижай Галочку, она единственная всегда нас выручает. Правда, детка? — подбадривающе улыбнувшись Гале, говорит один из сидящих с ней рядом парней, оглаживая ту по коленке и плавно передвигая руки к ее бедрам. Галя же благодарно ему улыбается и кладет голову на его плечо.

Мне противно от того, что я вижу. Отворачиваюсь. Смотрю на выход, понимая, что, если не сбегу, жизнь моя будет уничтожена. Меня подвели к черте. И сунули в лапы чудовищ. Отсюда только два пути: побег или смерть. Альтернатив нет.

— На правду не обижаются, да, Галчонок? — Слышу голос Сергея, и меня передергивает. — Тем более она не в накладе за это, скажи же, Галь.

Одногруппница закатывает глаза, ничего не отвечает и отпивает с кружки сок, делая большой глоток.

Меня вновь резко дергает за руку тот, кто представился Сергеем, тем самым привлекая к себе внимание, и вновь задает вопрос:

— Давай, рассказывай, кто такая? Откуда? Учишься, работаешь? Чем занимаешься?

А у меня язык занемел, я не могу произнести и слова в ответ. Ничего дельного на ум не приходит, как избежать всего этого. Сейчас могу думать лишь о побеге, а не о том, что и как сказать..

Звонок на мобильный Сергея поступает как раз вовремя, давая мне возможность подумать. Рой мыслей кружит в голове, но нет ни одной дельной, чтобы воспользоваться.

Договорив с собеседником, он вновь обращается ко мне:

— Ну так что? Или ты немая? Галя! — неожиданно орет Сергей на всю комнату, полуобернувшись к ней, но все еще не спуская с меня взгляда, — ты что, немую притащила к нам?! Ты же знаешь, что я терпеть не могу молчаливых, люблю, когда девочки кричат подо мной.

Слышу его последнюю фразу, и в мгновенье дикий страх одолевает всю меня. Я вскакиваю с дивана и рвусь к двери: бежать, куда глаза глядят, только бы выбраться…

Но этот гад оказывается проворнее: хватает мою руку и, больно дернув, уже обнимает меня своими лапищами, развернув спиной к себе.

— Она не немая, — слышу позади уверенное заявление этой дряни Гали.

— Ну что же, хорошо, что все выяснили, — сильнее прижимая к себе, произносит Сергей и тащит вглубь помещения, к двери, которая, по-видимому, ведет в смежную комнату. — Я первый. Дальше решайте сами. Девочка готова и сейчас находится на пике своих эмоций, все как я люблю. Сделайте музыку погромче, парни, я пошел наслаждаться, — нагло и самодовольно произносит отморозок. — Ну что, крошка, развлечемся? — упираясь в мой затылок носом, противно шепчет он, при этом шумно вдыхает мой запах.

Меня пробивает крупной дрожью, осознание приближающейся катастрофы накатывает на меня, вызывая безудержную панику и острое чувство самозащиты. Сопротивляюсь, пытаюсь вырваться из его лап, выскользнуть. Борюсь с ним что есть мочи, стараясь освободиться из захвата его рук…

— Серый, ну ты же не медведь, чтобы сразу добычу тащить к себе в берлогу. Покажи товар лицом. Пусть разденется, чтобы мы приготовились, хоть морально, к предстоящему представлению, — насмехаясь, останавливает этого ублюдка другой, не менее мерзкий тип. — Хочу увидеть ее тело, да и парни не откажутся, я думаю, от этого зрелища.

Раздеться и оголиться перед ними? Что за сюр происходит со мной сейчас?! Поверить не могу, что я оказалась в такой ситуации. Я! Самая прагматичная и реально оценивающая все и вся вокруг.

Сергей ставит меня на ноги и говорит:

— Ну что ж, крошка, народ требует, снимай свои тряпки. И желательно посексуальней, — напутствует меня этот козел.

— Крошками будешь называть остатки хлеба на столе, урод.

Пробую выцепить свою руку из его захвата, но этот гад вцепился в меня как клещ и не отпускает.

И хоть чувство опасности сжимает горло, мешая дышать и здраво мыслить, все же не хочу показывать себя безвольной куклой, с которой можно развлечься и выбросить. Я буду биться до конца.

— Острая на язычок, я смотрю. Пойдем, найду ему еще одно, более приятное, применение.

— Сначала своему найди, — меня несет, я понимаю, что уже перегнула и дальше делаю только хуже. Но, чем пережить то, что они мне предлагают, я лучше умру.

Моя реплика ему не понравилась, его глаза налились яростью, а губы образовали тонкую линию.

— Ты, дура, что, сдохнуть хочешь? Я не пойму! — яростно рычит этот неадекват мне в лицо. — Не переживай, исполним твое желание, как только выполнишь все наши, — с ядовитой усмешкой заканчивает он свое предложение, думая, что осадил меня и остался победителем.

— Твой мозг размером с голубиный, вот, ты и не понял. Я бы могла объяснить все, но твой интеллект эту информации не выдержит, — с ненавистью выплевываю ему в лицо. — Можешь и не пытаться осмыслить мои слова, все равно не осилишь.

— Ах ты дрянь, — козел замахивается на меня рукой, а я не отвожу взгляда и в упор смотрю на него: не впервой мне получать пощечину за свои слова.

Но ожидаемого удара не последовало…

— Что тут происходит? — вдруг доносится со стороны.

— Молот? — удивляется один из присутствующих.

Повернувшись в направлении голоса, натыкаюсь на изучающий меня взгляд, с интересом скользящий по лицу и опускающийся плавно вниз, очерчивая каждую деталь моего тела.

Накачанный, крепкий парень среднего роста стоит напротив, в стойке, как будто ожидает нападения. Брови нахмурены, что придает ему агрессивный вид, небольшая отросшая щетина добавляет брутальности и опасности. С ним явно шутки плохи.

И это он предотвратил удар, сжав с силой уже практически нависшую надо мной руку Сергея.

— Кто такая?

Несмотря на его заинтересованный взгляд без явного пошлого контекста, отворачиваюсь. Он один из них и не спасет меня. Я уже поняла, что мне не миновать расплаты за то, что доверилась гнилой Галиной душе. И сегодня ночью кара за мою наивность меня обязательно настигнет. А после подобного я и жить не хочу, поэтому лучше все прекратить. Очень надеюсь, что этот придурок Сергей ответит за свои слова и действительно убьет меня после всего, что произойдёт.

Вздергиваю подбородок и с вызовов смотрю на вновь прибывшего:

— Я ни с кем не собираюсь знакомиться и хочу уйти отсюда! Позволишь?

Парень прищуривается и внимательно смотрит на меня. Он тут у них главный, я так понимаю, раз в открытую выступает против Сергея.

В комнате повисло молчание, все как будто застыли в ожидании его решения, и даже муха не посмеет прервать эту гнетущую тишину. Мне кажется, я перестала дышать, нервы натянулись до предела, а в душе появился лучик надежды: раз он взвешивает все за и против, возможно, у меня еще есть шанс вернуться сегодня домой целой и невредимой.

Наконец он отпускает руку Сергея и, осмотрев всех присутствующих, произносит: