библиотека
Русский

Зять, восстань!

2.0M · Завершенный
Призрак
1643
Главы
11.0M
Объём читаемого
9.0
Рейтинги

Краткое содержание

Никудышный зять скрывал свою власть и силу, но увидев, как его жена была унижена, он раскрыл все карты! 

ГородскойФлаффВласть/ВластолюбцыТайнаСюаньхуа/Xuanhuan

Глава 1 Отброс общества

— Молодой господин, вам в обязательном порядке необходимо вернуться вместе с нами в столицу, дабы унаследовать имущество семьи Линь.

— Ваша мать хотела бы извиниться перед вами за ошибки прошлого, а также она надеется на то, что вы не будете распыляться по пустякам и уделите внимание более важным вещам.

— Семья Линь одна из самых высокопоставленных семей в Китае, поэтому нельзя, чтобы она и дальше находилась без присмотра главы семьи.

Линь Шоян стоял и смотрел на старика, что почтительно кланялся ему. Он не удержался, и на лице его появилась усмешка.

— В то время эта бессердечная женщина ради власти над семьёй Линь не скупилась на поступки: мало того, что она с позором изгнала меня из семьи, так ещё и повесила клеймо предателя. Боясь мести с моей стороны, она сослала меня в город Ухань, где каждый смеялся надо мной, называя тряпкой и подкаблучником.

—После того как её состояние ухудшилось ни слова, ни духу, и вы только сейчас вспомнили о моём существовании?

— А я привык к здешней жизни! Привык к тому, что люди думают обо мне как о нахлебнике в доме своей жены семьи Сюй! Дела семьи Линь меня уже не касаются, вы зря сюда приехали, уезжайте.

Закончив фразу, Линь Шоян повернулся, и забросил мешок с мусором в его руке в сторону мусорного бака, после чего просто ушёл.

Несмотря на то, что с положением наследника семьи, Линь Шоян мог бы явить себя миру, его это всё равно не прельщало.

Уже несколько лет как, после того, как его же семья сделала его изгоем и погнала, как собаку, он не испытывал никаких чувств и привязанностей к семье Линь.

На данный момент он являлся зятем второсортной семьи Сюй, всеми узнаваемым отбросом города Ухань.

Никто и не догадывался о том, что когда-то он был столичным авторитетом, молодым господином семьи Линь.

И теперь прежняя жизнь казалось ему лишь мимолетным видением. Несмотря на то, что нынешнее положение Линь Шояна было не столь радужным, а все его нынешние сбережения не стоили ни десятка тысяч, он всё равно ни о чём не жалел.

Линь Шоян, неся в руках фрукты, вошёл в дом семьи Сюй. Сегодня в доме должен был состояться банкет по случаю юбилея главы семьи Сюй, и, конечно же, все родственники обязаны были собраться в кругу семьи, дабы поздравить старика. А на таких сборищах, кроме как болтовни и сплетен, не могло быть ничего хорошего. Все будут обсуждать Линь Шоян и Сюй Муцин, и то, каким посмешищем она стала, выйдя за него замуж.

Начался банкет, и все родственники наперебой начали поздравлять главу семейства.

— Дедушка, я знаю что вы большой ценитель антиквариата! Я специально нашёл для вас вот это — подлинное произведение автора Тан Боху, «Тайная рыбалка в горах». Вижу ты улыбаешься! — старший внук Сюй Цзяхао, довольный собою, передал дедушке свёрток картины.

— Дедушка, я попросила моего друга из-за границы привезти тебе в подарок вот эту нефритовую драгоценность. Она стоила немалых денег! — сказав это, самая любимая внучка Сюй Сяовань передала дедушке нефритовый подарок.

Все бросились дарить подарки, чтобы осчастливить старика Сюй.

— Дедушка, у меня к вам просьба… Не могли бы вы одолжить мне пятьсот тысяч? В этом году детский дом не получал средств от благотворительного фонда, и поддерживать материальное положение стало практически невозможным. Если ситуация не изменится, то бедным сироткам придётся остаться на улице…

Проговорил Линь Шоян, сидевший в конце стола.

Публика подняла недовольный ропот.

Его тёща, по имени Сун Ваньюэ, незамедлительно вскочила из-за стола и, тыча своим пальцем прямо в нос Линь Шояну, закричала на него:

— Ты, безмозглый баран, ты хоть понимаешь о чём ты сейчас говоришь?!

Первая красавица города, а по совместительству жена Линь Шояна, Сюй Муцин и в страшном сне представить себе не могла, что её муж осмелиться во время празднования юбилея деда попросить оного дать взаймы. Она вскочила следом за матерью и уже обращаясь к дедушке пролепетала:

— Дедушка, Линь Шоян ещё не успел проснуться, вот и городит бог невесть что. Вы не принимайте его слова близко к сердцу!

Сказав это, она протянула руку и со всей силой ущипнула Линь Шояна за руку.

Три года тому назад, когда бабушка Сюй была при смерти, она нашла Линь Шояна и настояла на том, чтобы Сюй Муцин вышла за него замуж. Девушка, что могла покорить сердце любого и та, кто ослеплял других своей красотой, упала на дно и не сияла более.

За эти последние три года Линь Шоян не только не работал, он и не прикладывал сил на её поиски. Единственное, чем он занимался, была работа по дому: он готовил, стирал, выносил мусор и т.д. Молва о его бесполезности пошла по всему городу, так и вышло, что некогда горделивая красавица превратилась в ходячую насмешку.

А теперь, он ещё и навлёк на неё проблемы, и это в день юбилея деда!

— Действительно, забавная шутка! Ты ничего не подарил на юбилей дедушки, так ещё и смеешь просить у него взаймы пятьсот тысяч в день его рождения?! Линь Шоян, позор, которым ты покрыл нашу семью за пару лет, ничему тебя ещё не научил? Да как ты смеешь в день его рождения просить у него что-либо? Ты хочешь, чтоб он разозлился и загремел в больницу от сердечного приступа?!

Тем, кто говорил, был Сюй Цзяхао, и по мнению дедушки, он был отпрыском, которым можно было гордиться.

— Да я погляжу, этот умственно отсталый идиот специально! Детский дом, лишь прикрытие и оправдание, я уверена, что он просто хочет потратить деньги дедушки на себя самого! Этот идиот не мог придумать такой отмазки, наверняка всё было подстроено с подачи Сюй Муцин!

Тут же подхватила слова брата любимая внучка деда, Сюй Сяовань. Они никогда не ладили с Сюй Муцин, поэтому, как только появлялась возможность, она, как только могла, поливала её грязью.

Увидев, что во всё это начали впутывать Сюй Муцин, Линь Шоян подскочил и начал объяснять:

— Нет! Всё не так! Я лишь хотел взять взаймы у дедушки и ничего более! Просто сейчас у меня небольшие финансовые трудности, поэтому я не могу вложиться из собственного кармана. Я всё верну дедушке через несколько дней!

— Перестань мелить чепуху, ты просто-напросто тряпка! У тебя даже работы нет, если он действительно даст тебе взаймы, то как ты собираешься возвращать? — презрительно спросил Сюй Цзяхао.

— Всё верно, ты ничтожество, сам-то будешь из какого дерьмового приюта? Ты хотел занять денег у сестры, тем самым впутать сюда и дедушку нашего, чтобы он взял на себя обязанности по содержанию таких же бесполезных отбросов общества, как и ты сам? В таком случае, уж лучше бы поскорее и закрыть этот твой сиротский приют! — усмехнулась Сюй Сяовань.

Линь Шоян, слушая как эта толпа поливает его грязью, стискивал зубы от злости. В тот год, когда ему пришлось скитаться по улицам и умирать от голода, именно этот сиротский приют принял его к себе. Если бы не их помощь, он бы и не дожил до сегодняшних дней. Теперь, когда приют нуждался в помощи, он хотел внести свой вклад и отблагодарить их за помощь. Но всё это навалилось слишком внезапно и у него не было столь огромной суммы, поэтому он лишь мог попросить взаймы.

Он думал, что все проявят доброту и милосердие и помогут детскому дому, но он никак не ожидал, увидеть упрёки и ненависть к тем, кто нуждался в помощи. Если бы его мысли не были отягощены проблемами детского дома, он бы не сдержал себя в руках.

Старик Сюй Чжэнюнь в это время уже был бледен. Он впился взглядом в Линь Шояна и крикнул:

— Замолкните! С какой целью вы, члены моей семьи, здесь собрались? Поздравить меня с юбилеем, или рявкать как собаки? Ты, а ну выметайся отсюда! Я не потерплю, чтобы такой никчёмный человек, как ты, находился на моём празднике. В будущем, тебе, Линь Шоян, запрещается присутствовать на все праздниках семьи Сюй!

— Дедушка, послушайте же! У сиротского приюта и вправду большие проблемы, подумайте о детях, которые останутся без крыши над головой, им нужна ваша помощь, — искренне взмолился Линь Шоян. Он стиснул зубы и отказался так просто сдаваться.

Увидев, с каким серьезным лицом говорил Линь Шоян, Сюй Муцин беспомощно вздохнула и сказала Сюй Чжэнюню:

— Дедушка, Линь Шоян действительно всем сердцем хочет помочь приюту. Он там вырос и испытывает глубокую привязанность к этому месту, поэтому прошу вас, помогите ему.

Сюй Чжэнюнь фыркнул от отвращения:

— Я вижу, что этот остолоп и тебя сумел надуть? Проваливайте вы оба, с глаз моих долой и не позорьтесь!

Сун Ваньюэ быстро просекла, чем это всё может закончиться:

— Ну и чего ты стоишь, рот разинула? Быстро хватай этого придурка и проваливайте, пока наш дед не рассердился пуще прежнего, иначе всей нашей семье придется несладко.

Даже Сюй Муцин была беспомощна в этой ситуации. Она поклонилась Сюй Чжэнюню и сказала:

— Дедушка, нам очень жаль.

После чего она потянула Линь Шояна за собой и вывела его на улицу.

— Ты только там повнимательнее присматривай за этим бесполезным лодырем! Смотри, как бы о нашей семье не пошла молва, мол мы жулики и мошенники! — услышали они голос Сюй Цзяхао и его надменный смех.

Выйдя на улицу Сюй Муцин отбросила руку Линь Шояна, словно какой-то мусор.

— Муцин, мне очень жаль, что всё так вышло! У сиротского приюта сейчас большие проблемы, и мне не оставалась ничего другого, кроме как попросить о помощи у твоего деда, — оправдывался Линь Шоян.

В глазах Сюй Муцин читалось сплошное разочарование:

— В чём толк теперь извиняться то? Ты уже оскорбил его своим поведением.

— Совсем недавно дедушка планировал купить офисное здание в агентстве недвижимости Тяньюнь, а это не очень-то и просто, а всё потому, что люди из Тяньюнь относятся к нашей семье с пренебрежением и отказываются продавать его нам. Теперь лишь уладив эту проблему, я смогу взыскать расположения у деда и загладить твою вину перед ним.

— Я отправляюсь в компанию, возвращайся самостоятельно.

Договорив, она развернулась и пошла прямо вперёд.

—Муцин, — крикнул ей в след Линь Шоян.

Сюй Муцин остановилась, тяжко вздохнула и, не повернув головы, сказала:

— Линь Шоян, ты меня разочаровал.

После чего она, не оглядываясь, ушла.

Линь Шоян посмотрел на одинокую фигуру идущей Сюй Муцин, глубоко вздохнул и почувствовал укор вины в своём сердце.

Но он не оставался топтаться на месте: после того, как фигура Сюй Муцин пропала из виду, он направился в сторону приюта.

Заметив уже полностью проржавевшие ворота приюта, ему стало тяжко на душе. Он вошел внутрь и увидел множество детей, сидящих на корточках на земле. Он подошел к ним и спросил:

— Чем это вы тут занимаетесь?

Группка детишек подняла свои головы вверх и увидев, что это был Линь Шоян, задорно ему улыбнулась.

В последние года Линь Шоян, как только появлялась свободная минута, приезжал сюда и помогал сиротскому приюту, как мог, поэтому-то многие здешние детишки знали его в лицо.

— Братик! Мы копаем коренья. Тётушка Чжан сказала, что у нас заканчивается еда, поэтому мы решили выкопать коренья и кушать их. Таким образом наша еда достанется нашим младшим братьям и сёстрам. — Сказал на вид самый старший из них.

Линь Шоян стоял и смотрел на этих детишек, которые выкапывали так называемые коренья. Но самое печальное то, что это были самые обыкновенные корни растений, так как дети их возраста не смогли бы отличить их от съедобных.

Думая обо всем этом Линь Шояну не становилось легче на сердце.

Отговорив детей от их затеи, он зашёл внутрь здания и прошёл вглубь. Дойдя до кабинета тетушки Чжан, он остановился перед дверью. Он сомневался, стоило ли вообще ему приходить, он не смог достать денег, как ему теперь смотреть ей в глаза.

Много лет назад, тот, кто принял его в приют, и тот, кто заботился о нём, была именно она. Он всегда относился к тетушке Чжан так, словно она его спаситель.

Как раз в этот момент из комнаты вышла тётушка Чжан. Она увидела стоящего Линь Шояна и ласково улыбнулась ему:

— Шоян, давно ты тут стоишь? Пришёл и даже не поздоровался, заходи скорее внутрь.

— Тётушка Чжан, я не стану задерживаться здесь надолго. Понимаю, сейчас у сиротского приюта не самые лучшие времена, но я уверю вас, я обязательно смогу достать денег и помочь вам, — поспешно проговорил он.

— Насчёт денег, тебе не нужно так сил, но беспокоиться об этом. Сегодня нам помог один уважаемый филантроп: он не только перечислил нам два миллиона на нужды, так ещё и помог с продуктами питания. Так что наши беды уже позади, — с радостным выражением лица промолвила она.

Линь Шоян опешил:

— Какой ещё такой филантроп? Кто это был?

— Это был я, — прозвучал старческий голос.

Линь Шоян повернулся и увидел стоящего позади него старика. Он и не заметил, как тот подкрался сзади.

— Какого? Снова ты?

Лицо Линь Шояна стало хмурым:

— Я же тебе сказал, отстать от меня!

Этого старика звали Ту Лао, и он был управляющим семьи Линь. Ту Лао вздохнул:

— Молодой господин, мы ещё не закончили нашу утреннюю беседу. Я понимаю, что, возможно, для вас очень сложно принять решение так быстро, но семья Линь будет надеяться на то, что вы примите верный выбор.

Закончив фразу, Ту Лао достал из кармана чёрную банковскую карточку и протянул её Линь Шояну.

— Эта чёрная карта всемирного банка с отсутствием ограничения на расходы. Во всём мире их всего 10, считайте, что это компенсация за те неудобства, что причинила вам ваша семья.

— К тому же, ваша мать выкупила акции агентства недвижимости Таньюнь, и стоит вам только подписать этот контракт, как вы незамедлительно станете владельцем усадьбы Таньюнь.

— Я ни в чём этом не нуждаюсь. Возвращайся и передай этой женщине, что меня не интересует ничего, связанное с семьей Линь.

— И больше не приходи досаждать мне.

Ту Лао не останавливался:

— Позвольте заметить, молодой господин, что сиротский приют без этих пожертвований не протянет очень и недели. Что же будет со всеми этими детишками, как только приют закроют?

Линь Шоян нахмурил брови. Хоть он и относился с презрением к богатству семьи, но сиротским приют нуждался в этих деньгах больше, чем кто-либо другой.

Он задумался о словах Ту Лао, после чего спросил его:

— Сколько денег на этой карточке?

— Что ж, если вам так как угодно знать, то этих денег хватит на то, чтобы купить все предприятия города.

— Меньше трёпа! Сколько?

— Десять миллиардов...