Давай разведемся

71.0K · Завершенный
Юлия Кажанова
49
Главы
31.0K
Объём читаемого
9.0
Рейтинги

Краткое содержание

Кто бы мог подумать, что случайная встреча восьмилетней давности так круто изменит мою жизнь? Простая поездка в отпуск обернулась неожиданными проблемами. Шикарный миллионер вдруг решил, что я отлично подхожу на роль его жены. Правда, я не ожидала, что жить после свадьбы придется в золотой клетке. Его боятся и уважают, любое его слово - закон, но не для меня! Я найду лазейку, сбегу, если придется, вот только при взгляде в глаза цвета стали сердечко так и трепещет... Нет, долой фантазии - мне нужен развод!

Власть/ВластолюбцыСобственничествоРомантикаЛюбовьСвадьбаИнтересный

Глава 1

Дарья

Часто ли предоставляется шанс спасти кого-то? И если да, то воспользуетесь ли вы?

Мне представился такой случай, когда я просто гуляла по улочкам вечернего Питера. Я люблю этот город, но только летом, так как слякотная зима не для меня. Стараюсь выбраться на недельку и просто прогулять среди старинных зданий и уютных улочек. Наблюдаю, как люди кидают монетки в фонтаны, загадывая заветные желания, или обнимаются с многочисленными статуями наудачу. Кто-то верит, кто-то – нет, я же думаю, что если очень сильно желать и приложить к этому руку, то все сбудется. Мы сами творцы своей жизни.

Казалось, такой большой город, где днем и яблоку негде упасть, ведь туристов летом ещё больше, чем самих жителей, но именно в этот вечер на одной из улиц случилось неожиданное и страшное.

Я услышала странные хлопки буквально за углом. Думала, молодёжь будет запускать фейерверки, вот и побежала на звук, и никак не ожила увидеть отъезжающий джип и окровавленное тело.

Не понимая, что делать и с чего начать, я подбежала к парню, лежащему в темном переулке. Белая рубашка на глазах становилась алой от двух огнестрельных ранений. Паника стала подступать ко мне, но я упала рядом и зажала поражённые места: живот и область сердца. Видно, пуля не попала в цель, так как парень был всё ещё жив. Но больше всего меня испугала не кровь, а красивое и безразличное лицо парня, который смотрел в небо. В нем не было страха или волнения, а только какая-то усталость.

– Отпусти и уходи, – спокойно сказал он, с отрешенностью смотря на меня.

– Тебе в больницу надо, – говорю, а одной рукой уже шарю в своей сумочке. Как назло, телефон не хотел находиться. Не зря говорят, что в женской сумочке поместится вселенная и даже больше.

– Уходи.

– Нет, да где же он? – в панике шептала, доставая все подряд. Карту, пирожок, салфетки, кошелек. – Да где же ты?! – зарычала, и аппарат тут же нашелся. Ура!

Трясущимися руками набираю номер и жду, слушая длинные гудки.

– Ты что, тупая? Я же сказал, уходи, оставь меня, – слишком спокойно просит парень. И нет бы помочь и самому зажать рану, он лежит, словно звезда на асфальте, и смотрит в небо.

Больной? Или под наркотой? Одет хорошо, даже очень. Стильные джинсы, модные белые кроссовки, рубашка не из простого магазина, так как фасон был необычен. Ворот стоечкой и у талии приталено, на рукавах красивые запонки в виде лошадей. На одной руке поблескивают дорогие часы, на которые мой папа копил бы еще лет десять, а они достались какому-то отморозку, который сейчас умирает, и, кажется, ему на это пофиг. Лицо красивое, даже очень. Небось все девушки вешаются. Точно зажрался парень.

Тут раздается женский голос в трубке, и я поспешно объясняю обстановку. С трудом рассказываю, где нахожусь, так как в этой части города я впервые.

– Ждите, скорая выехала, – с ленцой сообщает девушка и вешает трубку. Чудно, а мне-то что делать? Как назло, с неба начинают падать первые капли, и я в панике осматриваюсь.

– Помогите! – кричу что есть силы, но в ответ глухая тишина.

– Эй, есть кто рядом?! – предпринимаю вторую попытку, но результат тот же. Да как так?

– Никто не придет, – усмехается парень, переводя на меня свои серые глаза. Красивые, но пугающие. Несмотря на то, что парень еще жив, в них – пустота.

– Я рядом, значит, ты уже не один!

– Не смеши. Уходи, я никому не нужен, – и первый раз морщится от боли. Еще бы, я что есть силы сжала рану на животе.

– Дурак, не говори так. Уверена, в мире есть люди, которым ты дорог и нужен. Отец, мать, братья или сестры. Да мало ли сколько у тебя родственников.

– Смешная и глупая, – усмехается и впервые улыбается, да так обаятельно. – Подари поцелуй на прощанье!

От таких слов замираю. Он тут умирает и вместо того, чтобы хоть как то побороться за жизнь, просит поцелуй? Точно, он один из золотой молодежи, которым все приелось. А еще ловелас.

– Что, некрасивый? Или обстановка не способствует? – это да, местечко мрачноватое.

– Не заслужил.

– А что сделать, чтобы заслужить? Сколько ты стоишь? – и как мне захотелось огреть этого нахала. Чертов мажор на мою голову свалился, когда я и не ждала. В его взгляде играет насмешка, а в моем – гнев.

Ничего не отвечаю, так как дождь стал лить сильнее. Оглядываюсь, ища место, чтобы спрятаться, а то руки уже начали подмерзать, а парень белеет на глазах. И, как назло, ничего нет. Одни стены и небольшие кустики. Хотя есть один вариант, но как не хочется. Место для мусорных баков как раз находилось под крышей. Смотрю на парня, которому все равно где умирать и быстро принимаю решение.

– Так, а ну помоги мне, – говорю торопливо и поднимаюсь. Подхватываю парня под руки и что есть силы волоку в сторону мусорки. Это дело дается тяжело, так как я гуляла в босоножках и в платье.

– Точно, отличное место, чтобы сдохнуть. Молодец, убрала мусор с улицы, – ерничает он, но я, сжав зубы, тащу его под небольшой козырек. Если шутит, значит жить будет. По крайне мере, я в это верю.

– Знаешь, если ты сам считаешь, что это твое идеально место, то хоть помоги, чего я одна тебя тащу? – прорычала и все же дотащила.

Красавчик падает, как подкошенный, и я с трудом прислоняю его к стенке. Холодно, темно, даже жутковато, но я остаюсь рядом и опять зажимаю раны.

– Потерпи еще немного, скорая в пути.

– Мне все равно, – отвечает с ленцой, и я решаю, что так больше нельзя.

От злости на то, как можно не любить свою жизнь, дарю ему пощечину. Парень дергается и в шоке смотрит на меня.

– Обалдела, ты что творишь! – наконец-то, хоть какие-то эмоции. Повторим!

Еще одна пощечина, и в его глазах загорается гнев. Отлично!

– Да ты знаешь, что я с тобой сделаю?!

– Что? Ты, кажется, помирать собрался, или уже передумал? – усмехаюсь, наблюдая его растерянность.

– Слушай, я не знаю, что у тебя произошло, но уверена, выход есть. Почему ты не любишь жизнь? Ты ведь еще так молод! Вот сколько тебе, двадцать два?

– Двадцать пять!

– Хорошо, пусть так. Вот что ты в своей жизни видел и что сделал? Небось только и делал, что просил деньги у отца, а из умений – их трата. Лентяй и зазнайка, вот кто ты. Кусок ничтожества, который жалеет сам себя. – Да, говорю жестоко, но по-другому этого зажравшегося сноба не расшевелить.

– Эй, полегче! – возмущается, но я вижу в его глазах заинтересованность. Неужели я первая, кто ему это говорит?

– Что, правда глаза колет? Ты толком ничего не умеешь, а уже считаешь, что жизнь кончена. Возможно, ты повидал города, перепробовал кучу развлечений, но разве этого достаточно? А слабо отказаться от денег отца и стать лучше? Пусть у тебя просят, а не ты!

– Я третий в семье, мне не светит бизнес отца. Наследник у нас самый старший и самый любимый сынок, – с грустью усмехается мой знакомый, и я начинаю понимать, откуда ноги растут.

Обычно последние дети самые любимые, их балуют и дают всё, что они хотят, но ставки на них не делают. Наследником считается самый старший. Его же обычно и ставят все время в пример. Но ведь на дворе не древность.

– Так ты должен радоваться, что самый младший, у тебя в запасе есть больше времени!

– Времени для чего?

– Чтобы стать лучше других братьев. Ты еще мало прожил и, думаю, ошибок совершил не так много, а они – да. Будь умнее, учись не на своих ошибках, а на их! Да и с чего ты взял, что дело унаследует старший? Если отец не дурак, он выберет того, кто достоин. Так докажи это, или слабо?

Не понимаю, что там за дело и как происходит наследование, но, видно, я сказала умную вещь, так как парень призадумался. Отлично, спасти того, кто хочет жить, проще, чем того, кто уже смирился с предстоящей кончиной. Мне нужно лишь еще немного продержаться до приезда скорой и попробовать уговорить этого красавчика жить. Все же жалко, если он решил так просто опустить руки, есть в нем что-то, что цепляет. Парень просто сбился с пути, так почему бы его не направить. Хоть я и сама еще зеленая, всего-то девятнадцать, но я люблю жизнь и все, что она дает.

– Нет, брат не уступит мне место, ему проще самому меня порешить.

– Так сделай так, чтобы он боялся это сделать. Да и зачем тебе дело отца, неужели тебе тоже хочется этим заниматься? Если у тебя много денег, так пусти их в свое дело. Поверь, заниматься любимым делом куда интереснее и продуктивнее. В твоем случае, если все получится и ты будешь достаточно упертым и профессиональным, тебе не нужны будут деньги родителей, да и за дело отца хвататься не будешь, а значит, и брат тебе не навредит.

А потом, улыбнувшись задумчивому красавчику, прошептала:

– Ты можешь их обоих сделать. Поглоти дело отца, докажи, что лучше! – глаза стали блестеть еще ярче, и в них появилась жажда жить.

– Денег мало, чтобы такое провернуть. Нужны надёжные люди, а у меня хреновые друзья.

А он не так плох – понимает, что друзья покупные.

– Знаешь, иди в армию. Как говорит мой дядя, нет ничего дороже армейских друзей, с которыми ты прошел кровь, пот и пули. Думаю, тот, кто прикрывает тебе спину от пуль, достоин доверия!

Мой больной начинает смеяться, отчего раны опять раскрываются и крови становится больше. Мое бежевое платье уже окрасилось в алый, и я молила богов, чтобы они поторопили скорую. А то этот бедняга умрет от потери крови.

– Знала бы ты, сколько отец отдал, чтобы я откосил, а ты предлагаешь самому туда пойти?

– Почему бы и нет? Или тебе нужны те, кто с тобой только пока у тебя есть деньги? Поверь, нет ничего хуже, чем пригреть на груди змею. Да и хватит себя жалеть, неужели не потянешь? Или боишься? Если так-то, конечно, лучше дальше бухать, заниматься неизвестно чем и жить без цели. Поверь, армия не так плоха, она помогает поставить мозги на место, а тебе именно это и нужно.

– Да что ты знаешь, самой-то хоть восемнадцать есть? – вижу, что задела за больное, но лучше так, чем безразличие.

– Есть, и даже больше. И, видно, у меня мозгов больше, ведь это ты лежишь с дырками в теле, а не я. Кстати, кто тебя так и за что?

Раз время есть, можно и поболтать, только вот о чем? Мы не знакомы, да и вряд ли встретимся. Хотя… может, это и к лучшему. Вот вставлю ему мозги, и пусть делает что хочет, и мне будет не жалко. А то потом сиди и переживай.

– Думаю, конкуренты отца, – отвечает нехотя, а я злюсь.

– Видно, у него дела так себе, раз он не может сберечь своих детей. Знаешь, если ты когда-то станешь круче него, сделай так, чтобы твои враги до боли в коленках боялись поднимать руку на твою семью. Если это ваши разборки, то решайте свои проблемы сами, зачем невинных привлекать?

– Это ведь бизнес! Этим правилам тысяча лет, – усмехается умирающий, и я кривлюсь.

– Плохое правило, жаль, его нельзя стереть.

– Увы, но мир диктует правила.

– Знаешь, если тебе не нравится мир, в котором ты живешь, измени его! Хватит прогибаться под правила, создай свои! Стань выше! Тогда и жить станет интереснее, попробуй! Что тебе терять? – а что, если не нравится плясать под чужую дудку, нужно спеть свою песню.

– Если ты достаточно силен и умен, у тебя получится! Хватит преклоняться и зависеть от кого-то, стань выше! Будь хозяином свой судьбы, и тогда, возможно, я подарю тебе поцелуй, – и весело подмигнула, чтобы хоть как-то скрасить нашу ситуацию.

Дождь все лил и лил, становилось еще холоднее. Солнце село, и на улице стало совсем темно. Я почти не чувствовала пальцев, которыми зажимала раны. От помойки несло запашком, но, несмотря на все это, было и что-то хорошее. Кажется, я спасла парня.

Его руки легли поверх моих и легонько сжали. В серых глазах блеснул огонек, и я буквально почувствовала, что он хочет жить. Чуть нежная улыбка очаровывала, впрочем, как и сам парень. Должна признать, он оказался в моем вкусе. Высокий, подтянутый, можно было бы побольше мышц, но и так сойдет. При других обстоятельствах мы бы не встретились, ведь я самая обычная девушка. У меня нет богатых родителей и миллионов на счете, а у него точно есть. Мы из разных миров.

Судьба – странная штука, и зачем только свела нас?

– И откуда ты свалилась на меня? Может, ты ангел? – его голос стал чуть ниже и мягким. Пропала вся язвительность, уступая место доброжелательности.

– Может, не думаю, что кто-то еще захотел бы сидеть около мусорки, – усмехаюсь, смотря на баки.

– Это точно, пал ниже некуда, – неужели я слышу досаду в его голосе?

– Знаешь, чтобы подняться, нужно упасть! И если ты сейчас знаешь, каково на самом дне, в будущем ты сделаешь все, чтобы не оказаться здесь снова.

– Пожалуй, ты права. Сюда я больше точно не хочу возвращаться. Помоги мне чуть подняться, а то ты совсем промокнешь.

Не думаю, что положение что-то изменит. Платье давно промокло, как и волосы. По лицу стекали ручейки, но я все сидела на месте, прикрывая от дождя раненого.

Из последних сил приподнимаю парня, который сильно вцепился в мои руки. Мы пересели чуть вглубь, чтобы вода с крыши не капала на нас.

Время все текло, а скорой не наблюдалось. Я позвонила еще пару раз, и мне сказали, что машина в пути.

– Благодарю, жду, – отвечаю и убираю телефон.

– Не думал, что кто-то еще говорит «благодарю». Чаще слышу «спасибо» или «ок».

– Вот такая я непростая. Хожу по темным улочкам, спасаю красивых парней и говорю «благодарю», – усмехаюсь, чтобы хоть как-то разрядить обстановку, а то совсем паршиво.

– Это точно, необычная. Кстати, едут?

– Надеюсь. Слушай, а может, такси? – и почему эта мысль не пришла мне раньше в голову?

– Он не возьмет с огнестрелом.

Печально. Что за жестокий мир.

– У тебя красивый браслет, – неожиданно произносит он, и я наблюдаю, как незнакомец обхватывает моё запястье.

Браслет у меня уникальный, сама доделывала. Широкий, из серебра, с пятью дырочками по одному краю. А в них вдеты пять крыльев. Благо, тетя – ювелир и смогла помочь в этом деле. Каждое крылышко уникальное. Есть из золота, есть только из серебра, а найдётся и смешанная работа.

– Почему их пять?

Хочет поговорить – я не против, хоть будет не так страшно. Да и отвлечься нам нужно.

– Я как-то к одному целителю ходила. Говорят, он видит твои болезни, даже скрытые. А ещё он может подсказать, как жить. Если честно, я не сильно в это верила, но подруги пошли, и я за компанию.

– Он тебя удивил?

– Еще как. Ольге сказал, что у неё камни в почках и лучше их вывести сейчас, чем когда они вырастут. Подруга проверилась – и правда, камни были. У другой подруги проблемы с сердцем, и она вовремя обратилась к врачу после его приема. Что он там ей сказал, точно не знаю, но Аня была очень перепугана.

– А с тобой что? Он тебя излечил?

– Было бы от чего, я оказалась здорова, и мне сказали даже больше. Оказывается, у меня есть пять ангелов-хранителей, которые берегут меня, – и тут я показываю на свой браслет. – В общем, в прошлых жизнях я достаточно настрадалась и испытала, поэтому в этой жизни я буду здорова и счастлива! И эти ангелы сберегут меня!

Парень улыбнулся как-то грустно и отпустил мою руку.

– А мои ангелы меня покинули. Видно, и им я не нравлюсь, – после чего стал сильно кашлять, и ртом пошла кровь.

Плохо, очень плохо! Да где же эта скорая?!

– Все рождаются с ангелами. И знаешь, судя по твоим приключениям, он у тебя неслабый защитник. Ведь ты все еще жив!

– Возможно, но я бы прикупил еще парочку. Жаль, в этой жизни можно не всё купить, – и по его лицу я поняла, что он говорит о чем-то личном. Может, о семье? По его словам, отец не прост, да и мать с братьями ещё. Мне кажется, несмотря на большую семью, мой знакомый одинок и ему, как и всем людям, просто хотелось любви, а её не купить. И как поддержать его?

– Что нельзя купить, можно заслужить.

– Если бы всё было так просто.

– Тогда желаю тебе побольше упорства и терпения.

– Спасибо, – усмехается, и опять этот страшный кашель.

Неожиданно парень обмяк, а у меня словно сердце остановилось.

– Эй, открой глаза, не умирай! – закричала я, тряся его. Только не при мне, как же так?!

Ноль реакции, но я чувствовала, что сердце бьется. Может, его лучше уложить на спину? В фильмах больного всегда кладут на спину, да и в жизни тоже. А я усадила его. Черт!

Хватаю за ноги и тяну. Парень медленно сползает и, кажется, очухивается. Глаза еле открываются, а я опять нависаю сверху и давлю на раны.

– Эй, смотри на меня, не закрывай глаза. Ты же сказал, что станешь сильнее!

– Прости, но у меня нет сил, и мне так холодно. Кажется, мои ангелы покинули меня, – и грустная улыбка касается его губ.

– Тогда возьми моего! – заявляю уверенно и дергаю с браслета одно крылышко. Вкладываю его в холодную ладонь и сжимаю. – Он у меня сильный, защитит тебя и не даст в обиду, но при условии, что ты не сдашься! Запомни, жизнь любит тех, кто хочет двигаться и познавать мир, ставить цели и достигать их! Я отдаю тебе своего ангела, даю шанс на еще одну попытку жить, так воспользуйся им!

Серые глаза становятся все больше, и, видно, парень хочет что-то сказать, но на нашу улочку наконец-то въезжает скорая.

Суета быстро берет нас в оборот. Врачи, носилки, шум сирены. Неожиданно появились и другие люди, которые охали и ахали. Где вы были раньше?! Я держу нового знакомого за руку, пока его грузят на носилки, и наши взгляды прикованы друг к другу.

– Девушка, вы родственница? – неожиданно спрашивает меня врач и оттесняет от машины скорой помощи.

– Нет.

– Тогда вам нельзя с нами.

– Но…

– Если хотите узнать о самочувствие пациента, звоните в больницу, – и мне диктуют адрес и номер, по которому я могу позвонить. Но я почти не слушаю и смотрю, как мой знакомый поднимает руку со сжатым в кулаке подарком и кричит:

– Я буду достоин! Буду жить!

Двери закрывается, и скорая уезжает, оставляя меня мокрую, грязную, но счастливую. Я спасла его. Не только тело, но и душу, а остальное мелочи.

Неожиданно ко мне подходит мужчина и предлагает подвезти, кивая на машину такси.

– Я грязная, – усмехаюсь, показывая на испорченное платье.

– Ничего, вы сделали доброе дело, позвольте и мне.

А бабушка была права: говорят, что на добро люди отвечают добром, а к светлым людям чаще тянутся. И во мне этого света почему-то много. Может, из-за ангелов. Хотя теперь их стало на одного меньше. Но я не жалею. Не знаю, сработало это вообще или нет, но я желаю счастья этому парню, и пусть сильнейший из ангелов оберегает его, ведь я чувствую, что он способен подмять под себя мир, а такие люди творят историю. Жаль, что я так и не спросила его имя, как теперь его в больнице искать? Но, думаю, с ним все хорошо.

Садясь в такси, я даже не подозревала, что эта встреча изменила судьбы многих. Кто бы мог подумать, что простой разговор может так повлиять на человека?! Я считала, что спасла светлую заплутавшую душу, которая просто сбилась с пути, но это оказался безжалостный дьявол, которого будут бояться многие.