Господин Маслов, вам предъявляют иск

1.0M · Завершенный
Lily
1547
Главы
66.0K
Объём читаемого
9.0
Рейтинги

Краткое содержание

Он король делового мира, властный и заносчивый, с красивым лицом, но никогда не был близок с женщинами. Она королева юридического мира, холодная и благородная, но… — Госпожа Романова, говорят, что у вас есть три запрета? Она ответила: — Ни брака, ни беременности, ни господина Маслова!

ДиректорДомохозяинРомантикаОфисОт ненависти до любви

Глава 1. На пороге смерти

Санкт-Петербург, коттеджный поселок «Ребинское», дом 8.

Боль... Мучительная боль пронзила все тело, распространяясь по всем конечностям. Аделина чуть ли не смертельной хваткой вцепилась в руки мужчины, а ее ногти глубоко впились в его кожу.

Словно почувствовав, что девушка плачет, у него в свою очередь упало всякое настроение, отчего он просто поспешно со всем управился и, равнодушно встав, направился прямиком в ванную.

«Бах!». Дверь в ванную захлопнулась, и изнутри раздался звук журчащей воды. Находясь в кромешной тьме, Аделина вцепилась в одеяло и, содрогаясь от боли, обернулась в него.

Около месяца назад сын ее приемной матери внезапно потерял сознание от боли, а когда поехал на обследование в больницу, то выяснилось, что у него был рак почки. Ему требовалась срочная операция, а медицинские счета оказались далеко не маленькими.

Тогда приемная мать заставила Романову заработать деньги, поэтому она и нашла этого мужчину. Из-за знатного положения и статуса этого «некто» его конфиденциальность была просто-напросто доведена до совершенства. Девушка с завязанными глазами приехала в удаленный коттедж и находилась там с выключенным светом и задернутыми толстыми черными шторами, отчего она не имела ни малейшего понятия, кто же ее спутник.

Раздался скрип. Это оказался мужчина, что через десять минут открыл дверь и вышел из ванной.

— Господин, а деньги... – Аделина, преодолевая боль, закончила одеваться и, сев у кровати, тихо спросила.

— Еще не ушла? – мужчина решил, что она уже ушла. После недолгого молчания он произнес: — Больше не приходи. Раз боишься боли, то не заставляй себя.

— Нет! Прошу, нет! Мне очень... очень нужны деньги, – только услышав слова мужчины о том, что Аделина больше может не приходить, девушка аж побледнела от испуга. Сквозь слабые лучи света она, превозмогая боль, что окутывала ее тело, бросилась к нему и схватила его за руку: — Это только впервые так, больше не будет больно, я... я... смогу вытерпеть. Просто дайте мне еще один шанс, пожалуйста?

В тот момент, когда крепко ухватилась за его запястье, он заметно напрягся. И хотя нельзя было увидеть его выражение лица, девчушка всеми фибрами своей души ощутила, как атмосфера, царящая в воздухе, внезапно стала жутко морозной, отчего даже возникло ощущение, будто по спине пробежался холодок.

— Простите... – Аделина, поджав губы, тут же убрала руку, отстранившись от него.

Мужчина, переплетаясь с ней телами, даже не пытался быть нежным. Его действия сквозили грубостью и небрежностью, и кроме того, как обхватил своими руками ее живот и талию, он больше не прикасался ни к одной части ее тела. Все предельно ясно – он тот еще чистоплюй.

Затем мужчина небрежно поднял свой костюм, достал из кармана чек и протянул ей:

— Держи миллион. После завершения получишь еще один.

— Спасибо.

В руке Аделины оказался тонкий чек. И хотя он казался легким как пушинка, все равно был подобен тяжелому свинцу. Настолько тяжелому, что сдавливал сердце девушки, отчего она просто-напросто задыхалась.

В тот момент на сердце, что тоже было словно подвешено в воздухе, стало спокойнее. Вопрос с деньгами на медицинские расходы ее брата, можно сказать, решен.

— Между нами сделка, от которой каждый получит то, что ему нужно, – слова мужчины сквозили холодом, они были лишены каких-либо эмоций. Он никак не оценил благодарность Аделины, а просто лишь направился к гардеробу, не забыв добавить: — Попроси Юрия Захаровича отвезти тебя обратно. Через месяц, когда наступит овуляция, приезжай сюда снова.

— Да, хорошо, – слегка кивнув, она повернулась и ушла.

Прежде чем прийти сюда, Аделина уже посещала больницу для всякого рода обследований, сегодня же был последний день овуляции, в противном случае, вероятно, ей бы пришлось провести тут целую неделю. Все-таки в период овуляции, доказано, забеременеть удается чаще всего.

***

Санкт-Петербург, городская Мариинская больница.

— Ты, бесчувственная дрянь, решила наведаться все-таки? Твой брат при смерти, а ты бросила его на произвол судьбы, у тебя вообще есть совесть продолжать жить?! Да если бы я не подобрала тебя в канаве, то ты бы еще двадцать лет назад сдохла!

Когда приемная мать Аделины, Дарья Гордеевна Безрукова, увидела пришедшую девушку, то вышла вперед и замахнулась на нее. И тогда сильная пощечина с болью приземлилась ей прямо на щеку.

«Пха!». Звонкий удар разнесся по коридору эхом.

Личико девушки моментально опухло, а из уголка ее рта потекла стройка крови. Оступившись на два шага, она ухватилась за стену, чтобы хоть как-то удержать равновесие. Но встав перед Дарьей, уголки ее губ растянулись в улыбке:

— Мама, я в последний раз зову тебя матерью, я...

— Кто это еще тут твоя мать?! Я – не твоя мать! – женщина вновь подняла руку и отвесила еще одну пощечину.

Тогда Аделина, подняв руку, удержала ее за запястье и, опустив глаза, произнесла:

— Мама, я навсегда запомню то, что ты однажды спасла мне жизнь. Но по прошествии стольких лет я ничего твоей семье не должна. Я сама заработала себе на обучение, и даже плата за обучение твоей родной дочери была оплачена за счет сдачи моей крови.

— Не мели чушь! – грудь Безруковой ходила ходуном от гнева, охватившего ее. Она стряхнула ее руку и гневно сказала: — Это мой сын оплатил обучение моей девочки, не неси чепуху.

Аделина, казалось, вот-вот уже рассмеется от злости, но ее голос по-прежнему оставался спокойным:

— Ты действительно думаешь, что я не знаю, что ты взяла деньги, которые дал брат, и растратила на азартные игры?

Она глубоко вздохнула и достала из кармана чек:

— Ладно, нет никакого смысла говорить обо всем этом. Вот, возьми эти деньги и отдай брату на лечение. Ты спасла мне когда-то жизнь и сейчас я возвращаю тебе долг за это. С этого момента мы квиты.

Вообще, девушка хотела зайти в палату к брату, но теперь, увидев столь отвратительный облик своей приемной матери, она просто развернулась и ушла. Как бы то ни было, отныне она не будет с ними поддерживать никаких контактов, соответственно, нет необходимости как-либо привязываться к ним.

Прошел месяц, и перед поездкой к своему работодателю Аделина вдруг обнаружила, что у нее задержка месячных, поэтому решила купить тест на беременность. И кто же знал, что окажется две полоски...

— Забеременела? Так быстро?

Будучи весьма изумленной, Романова пошла и купила еще три теста на беременность. Вот только все они... оказались положительными! Без всяких сомнений – она беременна!

И когда за ней заехал дворецкий ее работодателя, Юрий Захарович, Аделина ему все рассказала. Тогда мужчина отвез ее в больницу для обследования, чтобы подтвердить ее беременность.

После этого ее отвезли в коттедж, где она оказалась изолирована от внешнего мира из-за особого статуса того самого загадочного мужчины. Все должно было оставаться в строжайшей секретности, было запрещено любое использование электронных устройств.

Вот только отец ее ребенка там так и не появился. Вместо этого за ней тщательно присматривали две служанки, а сама она жила в комфорте, но одиночестве.

Однако Аделина не оставалась все это время без дела. Воспользовавшись тем временем, пока была беременна, она продолжила изучение книг по юриспруденции.

В течение того времени она также умоляла Юрия украдкой отвезти ее в больницу, чтобы навестить своего брата Семена. С парнем уже все было хорошо, так как в больнице нашли совместимую с его организмом почку, и операция прошла успешно, отчего Аделина успокоилась.

Время летело быстротечно. Девять месяцев пронеслись незаметно.

— Ах... больно... как же больно...

Находясь в родильной палате частной больницы «Центр медицины» Романова плакала навзрыд от ужасающий боли, по всему ее телу струился пот, а ее личико казалось мертвенно-бледным.

Прошло уже десять часов, но ребенок все еще не появился на свет, а при подписании договора было обговорено, что роды в любом случае должны пройти естественным путем.