библиотека
Русский

В центре музыки

74.0K · Завершенный
Лика П.
51
Главы
20.0K
Объём читаемого
9.0
Рейтинги

Краткое содержание

Амирхан - сын шейха и иламитский принц. Отец верит в него, а потому назначил президентом компании «ВостокИнвестБанк М&Н» в России. Юна, простая русская девушка, если можно назвать простой, девушку с генетическим сбоем, которая так отличается от всех остальных, своим цветом волос и глаз. Но она все равно принимает себя такой, какая она есть несмотря на то, что многие считают ее белой вороной. И не только из-за ее особенности, но и потому, что она не обращает ни на кого внимание, наслаждаясь жизнью. Девушка хочет изменить свою жизнь и готова оставить позади насмешки и косые взгляды бывших сокурсников, решив начать новую, совершено другую жизнь... Но случайная встреча с Амирханом меняет все ее планы. И ей теперь суждено узнать, на что готов настоящий принц, чтобы получить желаемое... От автора: Первый том цикла "Восточные сказки" История самостоятельная. Вторая история цикла называется "Подневольный Алмаз" Всем приятного прочтения.

СобственничествоВласть/ВластолюбцыРешительныйЛюбовьСвадьбаИнтригиИнтересныйСтрастьПохищение

1 глава Амирхан

Уважаемый читатель! Прошу Вашего внимания.

Эта история полностью придумана автором. Любые совпадения, включая всех героев, мест, названий, событий, традиций, законов и т. д. — это чистый вымысел автора. Альтернативная Россия. Альтернативный Восток. Прошу Вас обратить внимание на то, что в романе будет много откровенных сексуальных сцен, жестокий герой, эмоциональный сюжет, абьюзивные отношения, герои преодолевают трудности, хэппи-энд.

Большая просьба не опускаться до оскорблений автора и его творчества.

С уважением, Лика П.

1 глава. Амирхан

Сидя в своем кабинете за рабочим столом, откинувшись в широком кресле и уперев локти в подлокотники, я сложил руки в замок и внимательно смотрю на своего зама, который пытается ввести меня, мягко говоря, в заблуждение и впарить документы с неверными цифрами. А все потому, что я всего неделю как на этой должности и, видимо, он считает, что я слишком молод для нее. После того, как был уволен управляющий, которого утвердил мой отец и который долго служил моей семье, верой и правдой. Так мы думали. В данный момент он находится под внутренней проверкой у службы безопасности банка. Васим, так зовут управляющего, бывшего уже, отправится на родину, где его будут судить по закону фариата. В моей стране воровство не прощают, как и измены и многое другое. Для многих это жестоко, ну, а для нас является нормой. И вот я пытаюсь разгрести все то дерьмо, что здесь происходит.

Я, Амирхан бен Мухаммад ибн Наджиб, мне 27 лет, являюсь президентом банка «ВостокИнвестБанк М&Н», который назван в честь моего отца и деда. Мой отец — Шейх эмирата, в который входит несколько городов и хренова гора деревень, если переводить на русский. И это один из эмиратов, а в моей стране их несколько. Я из цивилизованной страны Илам и являюсь принцем в своей стране. Я много лет учился, быть принцем — это статус и адский труд. Каждый раз доказывать, что ты — достойный сын своего отца. А этот «олень» стоит и пытается мне впарить какое-то дерьмо, думая, что перед ним сидит зажравшийся молодой пацан, которому захотелось поиграть в Президента компании, потому что папины деньги давят карманы.

— Стас Викторович, собери свои бумажки с моего стола и принеси документы, которые ты от меня скрываешь по известной нам обоим причине.

Он удивленно посмотрел на меня и, прокашлявшись, сказал:

— Амирхан ибн Мухаммад ибн…

Я решил избавить его от мучений, чтобы он не сломал язык и выставил вперед ладонь, показывая жестом «остановиться».

— Амирхан, этого будет достаточно.

— Эм… да, благодарю. Амирхан, не понимаю, о чем Вы говорите, посмотрите внимательно на всю отчетность.

Я смотрю на него твердым, но спокойным взглядом, и говорю:

—Это ты сейчас что, Стас Викторович… меня некомпетентным назвал?

В его глазах появилась растерянность.

— Эм… нет, что Вы… Я просто хотел сказать, что возможно мой секретарь, которому я доверил отчет по…

Я его перебил:

— Ты доверяешь такую отчетность своему секретарю? — удивился внутренне, внешне это, разумеется, никак не показал, я абсолютно спокоен.

— Эм… — он вытащил из кармана брюк платок и провел им по лбу.

Да, Стас, пришла пора потеть, рыльце-то в пушку и вполне отъевшееся рыло. Убрав платок обратно, продолжил:

— Нет, конечно, то есть… она ответственный работник и… я могу ей полностью доверять.

— Ну, моя семья, когда брала тебя на работу, тоже уверена была в том, что ты ответственный работник. Которому мы безгранично доверяли. Так что с отчетами? Ты отнимаешь мое время. Я жду, даю тебе полчаса, чтобы все легло на мой стол.

— Да-да, конечно, — впопыхах он собирал свою макулатуру и оправдывался. — Вы… также можете доверять мне…

Я, молча, смотрел, как он суетливо покидал мой просторный кабинет. Сейчас век технологий и все можно было передать через электронный носитель. Специально попросил его в бумажном формате, мне важен зрительный контакт. Так я вижу, что все его нутро гнилое. Сейчас он попытается достать из кармана козырь… Встав с кресла, прошел к панорамному окну, заложив руки за спину, сосредоточено смотрю вдаль, думая о своем. Услышав стук в дверь, отошел от окна, обогнул стол и сел на его краешек. Вытянул свои ноги, засунув руки в карманы, глядя на дверь, громко сказал. — Войдите!

Снова секретарь не оповестила… бардак на рабочем месте.

Удивился ли я, когда вместо Стаса, вошла его секретарь, Елена Владимировна? Это и есть его козырь? Ну, посмотрим, какие сюрпризы мне приготовила эта парочка. Я окинул ее взглядом с ног до головы. Хороша, сделал я вывод, пока она, виляя бедрами, в узкой юбке направлялась от дверей до моего стола, надев на себя улыбку и очень узкую юбку.

— Здравствуйте, Амирхан бен Мухаммад ибн Наджиб.

Надо же… подготовилась, молодец.

— Амирхан, будет достаточно.

Поняв меня по-своему, вздернула игриво брови и произнесла:

— Хорошо.

— Стас прислал вместо себя тебя?

— У него важные дела, ему срочно надо было отойти.

— Угу, видимо очень важные, раз он может себе позволить проигнорировать президента компании, в которой работает.

Тут у нее падают, как бы невзначай, документы и рассыпаются по полу. Сижу на своем месте, не двигаясь, смотрю на ее действия. А дальше все по классике жанра.

— Ой, простите, Амирхан… я такая неуклюжая, — она поворачивается ко мне задом, наклоняется и начинает собирать документы, понемногу двигая задом ко мне, получается, что к паху. При этом она на высоких каблуках. Зад у нее, что надо. Что ж, вкус у Стаса есть. Останавливается в сантиметре от меня, а я так и сижу, не доставая рук из карманов. Секретарь Стаса, наконец, все собрала с пола и, раскрасневшаяся, разогнулась.

— Простите неловко вышло.

— Что «неловко» вышло? По-моему, здесь нет людей, испытывающих неловкость. Я ошибаюсь?

— На что это Вы намекаете? Алихан, вы меня оскорбляете, меня очень уважают в компании… — кокетливо отвечает она, то и дело трогая себя за волосы.

— Кто уважает, Васим и Стас?

— Да, они меня уважают, я очень ценный сотрудник.

— Хватит ломать комедию, я знаю, зачем ты пришла, опустись на колени или покинь мой кабинет, — я поменял позу и раздвинул ноги, смотрю на нее без лишних телодвижений. Жду, что она выберет. Ее глаза в первую секунду расширились в удивлении от услышанного, но постепенно сменились другим выражением на лице. И мне прекрасно знакомо это выражение — это похоть. Она протягивает свою ладонь и сжимает ее на выделяющемся члене через ткань брюк, жадно глядя мне в глаза, и опускается передо мной на колени. Хм… у меня даже не было сомнений, что она из шлюшьей породы. Расстегнула умелыми движениями брюки и вытащила член из боксеров, пальцами прошлась по нему, сжав в своем кулаке.

— Я сразу тебя заметила… ты мне так понравился, как только пришел в нашу компанию, — сказала, подняв свою голову и глядя на меня снизу вверх, просящим взглядом. А я смотрю сверху на нее и на движения ее рук на моем стволе.

— В вашу? — поинтересовался я.

— Ой, прости… это я так… по привычке, столько лет тут работаю, что уже привыкла.

Хитрая сучка.

— Ты слишком много болтаешь, возьми в рот.

Она тут же взяла мой член в свой рот, облизывая головку своим языком.

— Возьми глубже, — сказал я без расшаркиваний, не люблю. Положив свою ладонь ей на голову, надавил так, что весь член вошел в ее рот, а потом ослабил хватку. Она, вытащив изо рта член, закашлялась, и посмотрела на меня заслезившимися глазами. Ну, а как ты хотела…

— Давай, постарайся… ты же не просто так опустилась передо мной на колени, — стянул волосы на ее затылке, не дав ей сказать ни слова, всовывая в ее раскрытый рот свой ствол. Управлял ее головой, словно куклой, насаживая на всю длину, чувствуя стенки ее горла. Давая периодически передышку, снова опускал ее голову, натягивая на член. Еще и еще, пока не стал просто трахать рот, пока не кончил в горло. А она все проглотила, как послушная шлюха. С шумом выдохнул, прикрыл на секунд тридцать глаза. Покинув ее рот, приподнял ее лицо с поплывшей косметикой, потянув чуть за волосы назад.

— Я не сделал тебе больно?

— Нет, — сказала она, глубоко дыша.

Я рефлекторно опустил свой взгляд в ее декольте, куда по подбородку стекла пара крупных капель спермы.

— Ну, конечно, «нет», разве может быть иначе, — я отошел от нее, подошел к шкафчику и взял коробку с влажными салфетками, привел себя в порядок, застегнулся и швырнул ей под ноги коробку с салфетками. Она стала приводить себя в порядок. И продолжил:

— Хитрая шлюха Лена… решила, что если она придет и отсосет президенту компании, то он и поплывет от ее отсоса. Ну… — тихо рассмеявшись, глядя на нее, я продолжил: — Ты, возможно, и хитра, но видно не особо умна, раз не учла одно, что здесь играют по моим правилам. И знаешь, отсосала ты, ну-у… на троечку…

Шлюха Лена смотрит на меня во все глаза, лихорадочно вытирая подбородок и глаза.

— Я не понимаю…

— Все ты понимаешь. Поднимай свою шлюшью задницу и пошла вон из моей компании, ты здесь больше не работаешь.

— Я ведь тебе… да как ты можешь?

Посмотрев на нее тяжелым взглядом, сказал:

— Вызвать охрану, чтобы тебя с позором выставили из компании?

— Нет! Я уже ухожу! — неуклюже встала из-за узкой юбки и высоких каблуков и быстро покинула мой кабинет.

Вот таких, как она, всегда на место ставлю. В течение месяца весь штат поменяю. Будет нелегко, но лично всех отбирать буду, вплоть до администратора. Взял папку, оставленную этой шлюхой на моем столе. Психанув, швырнул ее вглубь кабинета, липовые листки разлетелись веером по ламинату.

Многие понесут наказание и будут уволены за то, что пользовались служебным положением. А некоторых ждет уголовное преследование за то, что обманным путем отмывали деньги, вводя в заблуждение владельца Банка и клиентов, тем самым дискредитируя репутацию банка. Нажав на селектор, сказал секретарю:

— Таня, свари мне кофе.

— Сейчас сделаю, Амирхан.

Мчу на своем спорткаре домой. Ну, где может жить сын шейха… только в самой лучшей квартире, а лучшая — это пентхауз в центре столицы. Я полюбил Россию давно, моя мать из этой страны, она очень много рассказывала о ней. Учиться я выбрал именно здесь, отца удивило мое желание. Но мой выбор навел отца на спонтанное решение. Он решил открыть здесь банк и сказал мне:

— Сынок, ты будешь руководить этим банком, когда будешь готов и докажешь, что ты достойный сын своей страны.

— Не понимаю, отец, как… да и зачем мне доказывать?

Мы тогда прогуливались по нашим владениям в Иламе.

— Ты еще совсем молод и не понимаешь, как может сложиться жизнь. Возможно, ты и есть будущий шейх нашего эмирата. Я тебя не виню, я тоже был молод.

— Отец, а зачем мне становиться или думать об этом, ведь я младший твой сын. Шейхом должен стать Амджад. Если честно, я и не стремлюсь к этому, мне и так неплохо.

Тогда отец вспылил, хотя он всегда умел держать себя в руках и никогда не кричал, чему и нас с братом учил:

— Да как ты смеешь! Мальчишка, еще это — твоя страна! Ты должен думать, как тебя учили с раннего возраста о ней. Да… ты прав, Амджад, как старший сын, должен стать шейхом эмирата. Но жизнь такая штука сынок, никогда не знаешь, когда и где тебя ждет беда.

С серьезным лицом я тогда спросил у отца:

— Ты думаешь, его или меня могут убить, как и мою маму?

Тяжело вздохнув, отец продолжил путь.

— Сынок… никто не знает, чей клинок кому и когда предназначен. Поэтому ты всегда должен быть начеку, и всегда при тебе должна быть охрана. Ты не простой человек, никогда не забывай, кто ты. Ты — принц, и на первом месте у тебя всегда должны стоять интересы твоего эмирата и Страны, а потом уже любовь… женщины…

— Я понял, отец. Но я не влюблюсь, мне это не нужно.

Отец тихо посмеялся и сказал мне:

— Любовь… любовь, сынок, это тоже как клинок, который не ждешь, только он бьет в сердце, а не в спину, как это может сделать человек, которому ты доверяешь. Так вот, сынок, этот клинок бьет настолько глубоко и неожиданно, что ты и сам не понимаешь. Но это только по началу, осознание приходит позже…

— Отец, я не влюблюсь, — твердо сказал.

Он покивал головой:

— Жизнь покажет, мой мальчик… жизнь покажет…

И вот мне уже двадцать семь лет, но я остаюсь при своем. Женщины для меня как цветок, аромат которого хочется почувствовать лишь раз. Со времен моей институтской жизни и по сей день, они мелькают передо мной кадрами киноленты.

Я въезжаю на свой паркинг, состоящий из четырех машин. Люблю быструю езду, поэтому у меня три спорткара и один кроссовер. Я живу в Усаане, город в моей стране, там у меня паркинг больше. Поднялся на лифте, который ведет персонально в мой пентхауз, а ключом является большой палец моей руки. Открыв двери, я вошел внутрь. Люблю много света, поэтому моя крыша тоже частично стеклянная, но все стекла сделаны так, что прямые лучи не попадают в квартиру. Есть доступ на крышу, он безопасен. Иногда ночами я люблю там посидеть, выкурить сигарету со стаканом арманьяка. Я не злоупотребляю, но иногда могу себе позволить. Весь дизайн квартиры выдержан в коричневых, черных и бежевых тонах. Я люблю минимализм, не люблю нагромождение предметов интерьера.